Магазин на площади (1965)


Похожие фильмы:
   Маркета Лазарова (1966)      Бравый солдат Швейк (1957)      Черный Петр (1963)      Любовные похождения блондинки (1965)      Взываю к любви вашей (1988)      Коля (1996)  


Магазин на площади (1965)

0

  В годы Второй мировой войны словацкому плотнику Тоно Бртко в рамках программы ариизации от свояка достаётся небольшой магазин старой еврейки Розалии Лаутманн, торгующей пуговицами. Жена Тоно надеется, что магазин принесёт их семье прибыль, и они вскоре с мужем разбогатеют. Тоно же прекрасно понимает, что свояк подсунул ему совершенно бедный магазин и никакой прибыли от него ему не видать. Но он боится объяснить это жене, из-за её свирепого характера, и также не может объяснить старухе Лаутманн, что теперь он является хозяином её имущества...

 - Послушайте, пани Лаутманн, я вам так скажу. Вы ведь еврейка, да? А я - ариец. Еврейские магазины закрывают, таков указ. Теперь будут только арийские магазины. Это и есть ариезация, понимаете?
- Не понимаю.

Когда нацисты и их приспешники сжигали евреев в газовых камерах, на площади играл оркестр. Это должно было успокоить людей и убедить их, что там, где звучит музыка, не может быть ничего плохого. Евреи шли в газовые печи как в душевые кабины и даже не догадывались, что их на самом деле ждет.

Чехословацкий фильм 1965 года «Магазин на площади» не показывает сцен массовых истреблений иудейского народа, концентрируя внимание на событиях, которые предшествовали этому. Казалось бы, ничто не нарушает тихую и безоблачную жизнь провинциального словацкого городка: люди спокойно прохаживаются широкими улицами, ища взглядом пищи для заинтересованности, беспечно разговаривая друг с другом, приветливо улыбаясь при встрече знакомых в толпе или ссорясь на базарах о цене картофеля. Покой и уют соломенных жилищ аистов на крышах невысоких домиков только время от времени тревожит грохот дребезжащего состава, перевозящего тяжелую военную технику, да еще стуки молотков, доносящиеся с центральной площади, где вот уже несколько недель сооружают деревянную «Вавилонскую башню» - символ новой власти и порядка. Война длится уже три года, но рядовые словаки озабочены больше хлебом насущным, нежели затоплением английских (германских, французских?) кораблей на Западном фронте.

Несмотря на кажущееся спокойствие, воздух в городке довольно напряженный. Первая Словацкая Республика, просуществовавшая 6 лет (1939-1945 гг.), сотрудничала с национал-социалистической Германией, которой, собственно, была обязана своей независимостью от Чехии. Диктатура Йозефа Тисо, воцарившаяся с начала войны, провозглашала Гитлера богом во плоти. Местная коллаборационистская власть насаждала идеи вождизма и расовой нетерпимости к евреям и циганам. А в один прекрасный день в городе появились слухи о прибытии на железнодорожную станцию пустого скотовоза, догадки о предназначении которого вызывали дрожь и сухость во рту... В конце концов, всем представителям еврейской общины сказали собирать свои вещи для добровольно-принудительной «экскурсии» в неведомом направлении. Никто ничего не понимает, но ясно одно: прежний уклад жизни нарушился, и впереди - пугающая неизвестность. Голенастые аисты уже не чувствуют себя уютно в гнездах на старых дымоходах; парикмахер Катц поглаживает гребешок и мимолетом подсчитывает, сколько тонн волос отстриг и отбрил он за 40 лет в этой парикмахерской; в это трудно поверить, но галантерейная лавка старухи Лаутманн впервые открылась в шаббат.

Сама старуха - глухая, как тетерев - живет прошлым и вряд ли понимает, что весь мир охвачен самой кровопролитной в истории войной. Когда в ее магазин приходит «гуманнейший ариезатор» Тоно Бртко и застенчиво пытается ей объяснить, что все эти пуговицы и лавка с видом на площадь - уже не ее собственность, вдова Лаутманн решает, что он шутит, и назначает Тоно своим помощником. Бртко вынужден смириться с этой ролью, поскольку, по совету своего друга - «белого еврея» Кухара, магазин, подаренный ему свояком - коллаборационистом, находится в упадке и не принесет много прибыли, в случае же, если Тоно будет присматривать за старой жидовкой, еврейская община выделит ему приличное жалованье. Это даже радует молодого еще словака, так как по своей доброте он не смог бы надругаться над Розалией, а дома ждет падкая на деньги жена.

Непонимание Розалией Лаутманн происходящих событий скорее символическое, чем буквальное. То же касается ее глухоты и подслеповатости. Так, при первой встрече с Тоно еврейка свободно разговаривает с ним, слыша практически все, что он говорит ей вполголоса. Когда же речь заходит об ариезации или погромах, старуха отвечает невпопад, комически искажая высказывания своего «помощника». Еще одна деталь: когда Тоно предлагает Розалии ознакомиться с содержанием документа о передачи ее лавки в его собственность в связи с указом местного правительства, вдова посылается на то, что не сможет этого сделать, поскольку плохо видит; в последующих же эпизодах Лаутманн с благоговением перечитывает Талмуд. Старая вдова словно нарочно желает не видеть и не слышать ничего о войне, ариезации и еврейских погромах, ее застывшее мировосприятие отказывается верить в такие абсурдные и не соотносимые со здравым смыслом вещи. Удел же тех, кто понимает происходящее, - ужасаться и пить, пить и ужасаться.

Кинолента Яна Кадара и Эльмара Клоса сплошь пропитана символикой и аллегориями. Густые, сконденсированные кадры и реплики персонажей постоянно несут идейную нагрузку и определенный подтекст. Так, сцена безумного застолья в бедняцком доме Бртко является как бы аллегорией тотальной эйфории гитлеровского Вермахта (эту мысль подтверждает эпизод, когда Тоно копирует Гитлера), указ о необходимости регистрации городских собак коррелирует с указом, согласно которому все иудеи должны носить на одежде клеймо - шестиконечную звезду, и совпадает по времени с раздачей евреям повесток (здесь вспомним целановское «В доме живет человек... он свистом зовет своих псов / он свистом сзывает евреев чтобы рыли могилу в земле»), а когда душа Тоно страдает и мечется между выбором - выдать еврейку для депортации или спрятать ее, - в какой-то миг страх перед наказанием за укрывательство преодолевает взятую на себя моральную обязанность защищать старуху, и Бртко превращается на настоящего фашиста, в стане аффекта гоня еврейку из угла в угол и выкрикивая: «Ты должна идти! Марш! Марш!». «В основе любого зла лежит страх», - замечает Розалия в мистическом сне главного героя, и с этим трудно не согласиться.

Финальный поступок Тоно на первый взгляд непонятен и вызывает недоумение. Антиципация с заплутавшейся веревкой была еще в середине картины, но заплутавшегося в своих страхах и тревогах Бртко, даже после потрясения в магазине на площади, сложно обвинить в суицидальных настроениях. Поступок словака обретает мотивацию, если вспомнить, что в последние минуты фильма он был уже не простодушным добряком Тоно, а живым воплощением тоталитарного зла и несправедливости. «Я уже ничего не понимаю. - говорит как-то парикмахер Катц. - Но я убежден: там, где по закону наказывают невинных, там всему конец... Даже тем, кто пишет эти законы».

------
Перед нами один из классических фильмов словацкой новой волны. Много лет спустя чешский сценарист и режиссер Павел Юрачек, размышляя над фильмами той эпохи, написал: «Фильм - это не игра по заданным правилам, а способ высказать свое мнение и позицию».

Словакия, 1942 год. Плотник Тоно Бртко не попал на фронт по причине своей непригодности к военной службе. Он перебивается мелкими подработками, выслушивая каждодневные упреки своей жены Эвелины, мол, попросил бы помощи у своего свояка-фашиста Маркуса, вытянул руку в фашистском приветствии, и получил бы хорошую работу. Жизнь Бртко меняется, когда Маркус делает Тоно арендатором еврейского магазинчика бижутерии вдовы Розалии Лаутманн. Бртко стесняется своей роли, изображая из себя не хозяина, а помощника старухи. Но одновременно на нескольких стульях долго не усидеть.

Это история о том, как власть скрытым или явным подкупом, либо искусно закамуфлированными репрессиями пытается подавить зачатки недовольства и сопротивления. Особенно хорош эпизод, когда Бртко идет со своим свояком по улице. Свояк, одетый в черную, военную униформу, отвечает встречным горожанам фашистским приветствием. Бртко просто приподнимает шляпу. Но в какой-то момент начинает казаться, что вот-вот подъем руки к котелку сам собой превратится в фашистский жест.

Тоно как можно дольше сам себя уговаривает, что не видит сгущающихся в обществе туч. А вот старая еврейка Розалия действительно не понимает грозящей ей угрозы. Но именно она первой называет вещи своими именами, причем, одним словом - погром.

Фильм, который поначалу по-итальянски немного грустный и немного смешной, к середине погружает нас в непроглядный мрак. Главные герои оказываются не то, чтобы в безвыходной ситуации. Выход есть, но он никого не может устроить. Компромисс возможен, увы, не всегда.

Жанр: драма, военный

В главных ролях:

Ида Каминска, Йозеф Кронер, Хана Сливкова, Мартин Голлы, Адам Матейка, Франтишек Цварик, Микулас Ладизинский, Мартин Грегор

Ида Каминска Йозеф Кронер Хана Сливкова Мартин Голлы Адам Матейка Франтишек Цварик Микулас Ладизинский Мартин Грегор

Год: 1965
Режиссер: Ян Кадар
Страна: Чехословакия
Оригинальное название: Obchod na korze
Роли дублировали: Валентина Караваева, Андрей Тарасов, Антонина Маркова, Юрий Боголюбов, Артем Карапетян
Сценарий: Ладислав Гросман, Ян Кадар, Эльмар Клос
Продюсер: Яромир Лукас, Милош Броз
Оператор: Владимир Новотны
Композитор: Зденек Лишка
Художник: Карел Шквор, Мари Розенфелдерова, Франтишек Страка
Монтаж: Диана Герингова, Яромир Яначек
Премьера (мир): 20 мая 1965
Возраст: зрителям, достигшим 12 лет
Продолжительность: 128 мин. / 02:08

Рейтинг КиноПоиск: 7.896 (896)
Рейтинг IMDB: 8.20 (7543)

Комментарии для сайта Cackle
- Программа для скачивания торрент файлов на компьютер
Поиск торрент раздач, пожалуйста подождите!

Магазин на площади (1965) смотреть бесплатно онлайн в хорошем качестве!